«Единственный род плохой литературы», который признавала АхматоваВольтер считал Шекспира литературным варваром. То, как англичанин писал пьесы, не вписывалось в эстетическую концепцию эпохи классицизма. В его пьесах не было единства времени, меса и действия, он не пытался подражать античным авторам. Вкусы другой эпохи воспринимались как нарушение законов прекрасного.

«Единственный род плохой литературы», который признавала Анна Ахматова, назван в воспоминаниях Натальи Роскиной. Детектив увлекал поэтессу, читавшую Данте и Байрона в подлиннике и сочинявшую стихи, ставшие классикой мировой литературы. В детективных повестях есть то, что всегда интересно любому не склонному к эстетствованию читателю: занимательный сюжет, непостижимая загадка, торжество добра над злом и превращение тайного в явное.

Без глубины образов, развития характеров и попытки дать представление о времени и человечестве, криминальные истории занимают собственную нишу и бывают хороши для незамысловатого развлечения, в котором нуждается даже самый умный и сложный человек. Ахматова читала детективы по ночам, отгоняя мысли о пережитых несчастьях. Ответ: детектив.

 

«Единственный род плохой литературы», который признавала Ахматова